СИСТЕМА САМОУПРАВЛЕНИЯ У ГРЕБЕНСКОГО КАЗАЧЕСТВА
В ХVIII-ХIХ вв. // Государственная власть и самоуправление: взаимоотношения и проблемы. - Ставрополь, 2003, с.6-12.

Первые сведения о гребенских казаках встречаются в письменных источниках с ХVII в. Тогда они проживали на правобережье Терека и лишь изредка привлекались терскими воеводами на службу. Один из первых исследователей гребенцов И.Д.Попко достаточно подробно охарактеризовал т.н. вольный период их истории (1). В начале ХVIII в. гребенские казаки под давлением переселявшихся на равнину горцев были вынуждены уйти на Терское левобережье (основали здесь 5 станиц), где их жизнь постепенно подпадала под контроль российских властей.

3 марта 1721 г. Гребенское войско перешло в ведение Государственной Военной коллегии с ближайшим подчинением Астраханскому губернатору, а затем и коменданту Кизлярской крепости. Все мужское население теперь считалось бессрочно служащим. И если ранее власти на Тереке обращались к казакам с просьбами о «вспоможении», а они «учиняли меж себя совет», то есть собирались на круг и решали, откликнуться ли им на призыв российского государства или нет, то в начале ХVIII в. следовали приказы, которые подлежали безусловному выполнению (2, с.52). На этом этапе (с начала и до конца ХVIII века) постепенно определялись обязанности казаков и в то же время размеры постоянного жалования (как в деньгах, так и продуктах), которое государство выплачивало им за службу. По словам В.А.Потто, «гребенские казаки начинают жить общею жизнию с государством, принимающим на себя заботы об их материальных и нравственных нуждах» (3, с.17). Правительство в тот период еще не посягало на казачье самоуправление. Однако такое положение не могло продолжаться долго.

В 1744 году Астраханский губернатор докладывал, что «оные гребенские, хотя и могут из всех казаков за лучших воинов почитаться, только от того, что атаманов погодно переменяют и старших против прочих не имеют, в великом беспорядке находятся». Посланный к гребенцам бригадир Кольцов так и не смог найти достойную кандидатуру атамана, угодную царской администрации. Его ужаснуло то, что «атаману никакого почтения и страха казаки не имеют», каждый считает себя вольным и независимым (2, с.65). Войсковой круг, где все совершеннолетние казаки имели право голоса, вершил суд, избирал должностных лиц на годичный срок: войскового атамана, есаула, хорунжего. Совет старшин составлялся из наиболее уважаемых казаков. Общественное устройство городков было сходно с войсковым. По преданиям, записанным в середине ХIХ века, гребенцы ранее все «дела решали общим советом. Для этого казаки собирались по заклику на станичный сбор. Большинством голосов решалось обыкновенно всякое предложение станичного атамана, который лично не имел особенной власти, но был только блюстителем порядка, каждый казак считал себя участником общего дела, имел полный голос, и потому станичные сборы были очень шумны, а нередко происходили на них и ссоры» (4, л.6 об.).

Правительство попыталось ликвидировать подобное «самоуправство» путем слияния гребенцов с уже покорными правительству терско-семейными казаками. В 1745 г. по Указу Елизаветы Петровны было решено соединить Гребенское и Терско-Семейное войска и выбрать на кругу общевойскового несменяемого атамана в присутствии Кизлярского коменданта. Станичные атаманы, есаулы, сотники, писари, хорунжие по-прежнему должны были избираться на один год. С 1746 г. атаман и старшины объединенного войска стали утверждаться Военной коллегией. Войсковой атаман наделялся неограниченными полномочиями «под страхом за противные поступки жестокого истязания» (2, с.68-69). Он должен был вершить суд, хотя и при участии казачьего круга, и о важных делах доносить в Военную коллегию. Таким образом, был сделан первый шаг по осуществлению контроля за казачьим самоуправлением. Однако постоянная борьба за «атаманство», которая велась в объединенном войске, заставила правительство в 1754 г. разделить войска. Гребенцы, хотя и временно, отстояли свое право на войсковое самоуправление.

Хотя выборы главы войска вновь происходили погодно, гребенские атаманы находились на своей должности фактически пожизненно. Как писал современник, их уже волновали чины, почести и прочие выгоды (см.: 2, с.88-89). Приручение казачьей верхушки, таким образом, шло достаточно успешно. Примечательно, что во второй половине ХVIII века атаманами Гребенского войска оставались представители одной семьи Ивановых (дед, его сын и внук).

В 1819 г. генерал А.П.Ермолов, пользуясь напряженной военной обстановкой на Северном Кавказе, отменил в Гребенском войске выборные должности войскового атамана, есаула, знаменщика и дьяка. Командиром войска, которое получило устройство полка, был назначен ротмистр Е.П.Ефимович. «С этого времени начинается настоящий перелом в правах и образе жизни гребенских казаков» (4, л.8). По мнению А.П.Ермолова, необходимость указанной меры диктовалась тем, что постоянно на казачьих кругах возникали распри и драки, происходили имущественные захваты и самовольство, казаки злоупотребляли «правом убежища для людей беглых и часто вредных», слабо уважали выборные власти, да и выбирали далеко не лучших. Командующий Кавказским корпусом решил покончить с этим «беспорядком» (5, с.6-7). Таким образом, в начале ХIХ века прежним принципам самоуправления был нанесен сильнейший удар.

Помимо общевойсковых правил, которыми должны были руководствоваться казаки, командир гребенцов Е.П.Ефимович разработал и в 1820 году издал «Постановления для Гребенского казачьего войска, которыми станичные начальники и сотенные командиры во всякое время должны руководствоваться» (см.: 1, с.430-436; 6, с.25-30; 7, с.84-88).

Здесь впервые было подробно рассмотрено управление на базе низшего звена - станицы. Для решения дел устанавливались три инстанции: станичный начальник, сход, суд выборных почетных стариков. В сходах могли участвовать все, но право голоса предоставлялось офицерам и тем казакам, которые отличались трезвостью и безупречным поведением. Кричать, говорить одновременно строго запрещалось, вплоть до ареста. Суд почетных стариков состоял из 6-8 отставных казаков в возрасте не моложе 35 лет и прослуживших не менее 12 лет. Суд собирался по предложению начальника станицы и разбирал иски и ссоры, по которым не было принято решение на станичных сходах.

Недовольные имели право обращаться к командиру войска, который мог при необходимости отстранить станичных начальников и почетных стариков от должности. Его власть становилась, по сути, неограниченной, особенно после 1849 г., когда казакам было строжайше запрещено обращаться в следующие инстанции, минуя своих командиров (8, с.50). «Постановления» регламентировали наказания и даже брачные отношения, что ставило под административный контроль не только общественную, но и личную жизнь гребенцов. Таким образом, станичное самоуправление было серьезно ограничено.

В целом, в первой половине ХIХ в. государство стремилось создать единое социально-политическое и правовое пространство на контролируемой им территории. Однако это стремление наталкивалось на местные традиции, которые какое-то время учитывались. Но в период правления Николая I явственно заявляет о себе тенденция к унификации социальной структуры и правовых норм в разных регионах страны, в том числе и казачьих. Верховная власть, первоначально допускавшая существование различных общественных и правовых систем, перешла к их упорядочиванию, переработке и полному подчинению.

В 1832 г. Гребенской полк вошел в состав Линейного казачьего войска. Наказной атаман получил широкие полномочия, которые касались и «гражданской жизни» казаков. В 1845 году было издано Положение о Кавказском линейном казачьем войске. Оно четко определило права и обязанности казаков и предусматривало формирование войсковых единиц из равного числа жителей. Это привело к тому, что Гребенской полк составили станицы Калиновская (населенная моздокскими казаками), Николаевская (состоящая из переселенцев-малороссов и отставных солдат), Шелковская (большая часть ее жителей являлась приписанными к казакам грузинами). И в то же время собственно гребенские станицы (Старогладковская, Курдюковская) были переданы в состав Кизлярского полка (9, с.120). В указанный период правительство уже не обращало никакого внимания на этнические различия казачьих групп, осуществляло перекройку административных границ.

В 1859 году закончились военные действия с горцами на Северо-Восточном Кавказе. С созданием Терской области и Терского казачьего войска (ТКВ), куда вошел и Гребенской (с 1882 года - Кизляро-Гребенской) полк, казаки перешли в подчинение начальнику Терской области и наказному атаману ТКВ (в одном лице), который осуществлял руководство как губернатор и командир дивизии.

По мнению дореволюционных авторов, «с водворением мира казак стал более гражданином, чем воином» (см.: 10, с.1). В 1869 году было принято «Положение о поземельном устройстве в казачьих войсках», объявившее станичные земли в общинном владении. Лицам не войскового сословия разрешалось селиться на землях казачьих войск.

В 1870 г. были приняты «Положения об общественном управлении в казачьих войсках», которые распространялись на все казачество России, уничтожая таким образом какие бы то ни было региональные особенности, существовавшие в этой сфере ранее. С 1870 г. были признаны всесословный характер станичных обществ и право участвовать в сходах лицам не войскового сословия (однако иногородние рассматривали только те вопросы, которые их непосредственно касались). Согласно Положениям, власть на местах представляли станичный сход и выбранные им атаман, правление и суд. Таким образом было возрождено самоуправление на уровне станичных обществ. Однако, после «прививки» первой половины ХIХ века оно не представляло для правительства никакой угрозы, к тому же в его ведении находились, в основном, хозяйственные вопросы, устранение различных конфликтов, дела, касающиеся сбора казаков на службу.

Полномочия станичных органов власти вполне сопоставимы с теми правами, которые имели соответствующие сходы, старосты и суды сельских обывателей, то есть крестьян России. Это позволяет утверждать, что в пореформенный период не только хозяйственная деятельность, но и организация самоуправления казаков были максимально приближены к крестьянским. Сложность этого процесса, растянувшегося на столетия, заключалась в том, что социальные отношения вольного казачества были далеки от того общинного идеала, к которому стремилось правительство, и который был для него привычен и во всех отношениях удобен (как со стороны хозяйственных, так и административно-полицейских функций).

Положение об общественном управлении станиц казачьих войск было конкретизировано в 1891 г. (11, с.164-202). В станичном сборе могли принимать участие только «выборные». Если судить по количеству дворов в гребенских станицах - это от 30 до 85 человек (для сравнения, в 1889 г. в станице Червленной мужское казачье население составляло более 2400 чел. - 12, с.26). Станичные сбор, атаман, правление и суд находились под жестким контролем атаманов отделов и наказных (областных) атаманов, военного министра, которые были вправе отменить любое их решение, сместить должностных лиц. Сами эти лица получали оплату за свой труд и даже ордена и чины. Резко увеличилось делопроизводство. Так, станичное правление обязывалось вести следующие книги: метрические, приговоров станичного сбора, станичного суда, о приходе и расходе станичных сумм, сделок и договоров, взысканий, налагаемых станичным атаманом, его приказаний, списки казаков, имеющих знаки отличия и право на пай, штрафной журнал, ведомости поземельных угодий и др. (11, с.176). Эти документы подлежали периодической проверке вышестоящими органами власти. Усиление государственного бюрократического давления сковывало инициативу казачества, которое, по словам современника, все меньшее число вопросов могло решать самостоятельно (13, с.163).

Таким образом, система самоуправления одного из старейших казачьих войск - Гребенского - на протяжении столетий не оставалась неизменной. Вольное казачество Терека долгое время было полностью автономно, независимо от центральной российской власти. По словам И.Д.Попко, «казачество стремилось осуществить в своей жизни, в своем обществе идеал гражданского равенства и безусловного самоуправления» (1, с.290). Высшим распорядительным, исполнительным и судебным органом власти являлся войсковой круг. Атаман Гребенского войска, хотя и имел большие полномочия, но оставался первым среди равных и переизбирался ежегодно. Та же картина наблюдалась и в станицах, где каждый казак имел право голоса в решении всех обсуждавшихся на сходе вопросов.

В ХVIII в. положение меняется. Сначала над Гребенским войском появляется мощная бюрократическая надстройка (войску следовало подчиняться Кизлярскому коменданту, Астраханскому губернатору, Военной коллегии, Сенату, императору). Погодные выборы гребенских атаманов становятся формальными, а их полномочия постепенно переходят к иным властным органам. В начале ХIХ в. войсковые атаманы заменяются командирами из числа армейских офицеров (с «всерешающей», по словам И.Д.Попко, властью). Гребенское войско как самоуправляющаяся общественная структура перестает существовать. Происходят изменения и в станичном управлении, начинается регламентация его деятельности. Право голоса на сходах ограничивается. Станичные начальники (атаманами они уже не назывались) находятся в большей зависимости не от схода, а от командира полка, который имел право на их смещение.

Сопротивление казачества (принимавшее различные формы - от подачи прошений до неповиновения) не позволило полностью уничтожить казачье самоуправление на уровне станиц. Но в пореформенный период оно было поставлено под жесткий контроль атамана отдела, наказного атамана и правления ТКВ, Военного министра. Таким образом, в конце ХIХ в. от казачьей демократии вольного периода сохранились лишь отдельные элементы, возрождение которых стало происходить в конце ХХ в. Очевидно, что с учетом исторического пути казачества, невозможно возродить ни «догосударственную вольницу», ни структуры имперского периода. Выстраиваемая сегодня система самоуправления должна учитывать современные реалии, потребности, интересы и возможности как самого казачества, так и окружающего его населения, государственных органов власти.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Попко И.Д. Терские казаки с стародавних времен. Вып. I. Гребенское войско. - Нальчик, 2001.

2. Козлов С.А. Кавказ в судьбах казачества. - СПб., 1996.

3. Потто В.А. Два века Терского казачества (1577-1801). Т. 2. - Владикавказ, 1912.

4. Российский государственный военно-исторический архив. Ф.644. Оп.1. Д.117.

5. Чернозубов Ф.Г. Генерал-майор П.С.Верзилин, первый наказной атаман Кавказского линейного войска // ЗТОЛКС. - Владикавказ, 1914. № 3.

6. Нефедов В.Н. Письменное оформление норм обычного права у казаков в первой половине Х1Х в. // Проблемы развития казачьей культуры. Материалы научно-практической конференции. - Майкоп, 1997.

7. Великая


Главная страница


 

Hosted by uCoz